3 марта 2011 г.

Целомудрие…

Если вникнуть в его смысл, «реставрировать» его, то, согласно этимологии, «целомудрие» означает, во-первых, целостность, во-вторых, мудрость, то есть полнота мудрости. Человек, лишенный целомудрия теряет свою целостность. Христианское целомудрие не надо путать с общественными правилами приличия и благопристойности. Ошибочно отождествлять это слово с безбрачием. Целомудрие характеризует не столько физиологическое, сколько нравственное состояние.
Целомудрие—одна из самых непопулярных христианских добродетелей. Здесь нет исключений. Христианское правило гласит: «Либо женись и храни абсолютную верность супругу (супруге), либо соблюдай полное воздержание». Это настолько трудно и настолько противоречит нашим инстинктам, что сам собой напрашивается вывод: либо не право христианство, либо с нашими половыми инстинктами в их теперешнем виде не все в порядке.

В общественном сознании укоренен стереотип, что, с точки зрения христианства, тело, половые отношения, физические удовольствия дурны сами по себе. Эта точка зрения совершенно не верна. Христианство—едва ли не единственная из всех религий, которая считает, что материя—это благо, что Сам Бог облекся однажды в человеческое тело, что наше тело будет разделять вечное блаженство вместе с душой. Христианство возвеличило брак больше, чем любая другая религия. Если кто-нибудь говорит, что половые отношения—зло, христианство тут же возражает. Но когда люди одобряют и поддерживают современную аранжировку этих отношений, то надо признать, что сегодняшнее положение далеко не лучшее. Нет ничего плохого в еде: но было бы очень нехорошо для человечества, если бы половина земного шара сделала пищу главным интересом своей жизни и проводила время, глядя на ее изображения, облизываясь и пуская слюну.

Мы выросли под гром проповедей, призывающих к невоздержанию. Определенно, есть люди, которые ради прибыли или популярности хотят, чтобы наши половые инстинкты были постоянно возбуждены. Это одна из причин того, почему активно укореняется в сознание человека мысль о том, что все наши желания естественны, разумны, полезны. Сопротивление им есть своего рода ненормальность. Афиша за афишей, фильм за фильмом, роман за романом связывают склонность к половым излишествам с физическим здоровьем, естественностью, молодостью, открытым и веселым нравом.

Даже если оставить христианство в стороне, с точки зрения элементарной логики это лишено смысла. Ведь уступка всем желаниям ведет к болезням, ревности, лжи и всему тому, что никак не согласуется со здоровьем, веселым нравом и открытостью. Каждому здравомыслящему и цивилизованному человеку должны быть присущи какие-то принципы, руководствуясь которыми он одни свои желания осуществляет, другие отвергает.

Многих отпугивает сама мысль о том, чтобы всерьез принять христианское целомудрие. Они считают, что это невозможно. Но, испытывая что бы то ни было, нельзя думать о том, возможно ли это. Над экзаменационной задачей человек не раздумывает, возможна ли она, но старается сделать все, на что способен. Даже самый несовершенный ответ как-то оценят. Нет ответа—нет оценки. Не только на экзамене, но и на катке, в горах, когда мы учимся плавать или ездить на велосипеде, даже когда застегиваем тугой воротник замерзшими пальцами, мы часто совершаем то, что казалось невозможным.

Выдержки из статьи «Любовь и целомудрие: вместе или порознь?» (журнал «Ступени»)

Юрий Рой,
студент II курса МинДА

http://minds.by/stupeny/nomera/7/st7_2.htm

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Спасибо, что зашли и уделили внимание статье. Интересно будет узнать любое мнение!